История Фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

Происхождение имён, фамилий и других имён собственных.

  Мобильная версия
Москва: +7 (903) 616-35-89, +7 (499) 760-26-04, +7 (495) 518-09-61
Краснодар: +7 (918) 661-41-41
Киев: +38-067-317-43-61; +38-050-961-94-24
 

 другие города…

Правительство Москвы лишилось поддержки одного из опытнейших московских топонимистов

Открытое письмо Мэру г. Москвы С. С. Собянину и  Председателю Мосгордумыr_a_ageeva В. М. Платонову члена Городской межведомственной комиссии по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы Руфи Александровны Агеевой.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Открытое  письмо Мэру г. Москвы С. С. Собянину

и  Председателю Мосгордумы  В. М. Платонову

В  начале  90-х годов прошлого века  меня пригласили принять участие в работе экспертной комиссии, занимающейся именами московских улиц и станций метрополитена, которая уже давно существовала в Правительстве Москвы. Я пришла в эту комиссию тогда, когда её руководителем был В. С. Дормидонтов, и в течение 1990–1993 гг. нам удалось восстановить на карте Москвы целый ряд исторических московских названий, в первую очередь в центре города.

В настоящее время комиссия носит длинное название:  Городская межведомственная комиссия по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы  (далее просто Комиссия). Возглавляет Комиссию всегда один из заместителей мэра, а членами её являются работающие на общественных началах специалисты-москвоведы и представители  ряда организаций, в том числе департаментов, управлений, ветеранских союзов и т. д.

r_a_ageevaЗа прошедшие  годы в Комиссии произошло много изменений. К сожалению, многие известные учёные, прекрасные знатоки Москвы, ушли из жизни, а ведь их советы и консультации оказывали Комиссии неоценимую помощь. Надеюсь, что об этих людях когда-нибудь напишет бывший секретарь Комиссии М. Ф. Симонова, много лет работавшая на этом посту.

Менялось, естественно, и руководство Комиссии, причём ни один из её председателей не был специалистом по топонимии Москвы и ему приходилось долго входить в курс дела. Могу привести лишь один заслуживающий одобрения пример:  заместитель мэра Анатолий Валентинович Петров с самого начала своей деятельности в качестве председателя Комиссии потрудился серьёзно вникнуть в специфику нашей науки и в конце концов разбирался в предмете не хуже профессионалов. Он прислушивался к мнению специалистов, но не все их рекомендации могли быть приняты: окончательное решение вопроса зависело от мэра Москвы и Московской городской думы.

В 1997 г. думой был принят закон № 40–70 «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена города Москвы». Проект закона разрабатывался в основном  двумя известными лингвистами: профессором М. В. Горбаневским и профессором В. П. Нерознаком, при активном участии других учёных.  В своей работе Комиссия руководствовалась указанным законом. Однако было немало случаев, когда московские власти (как правило, в угоду федеральным властям) не принимали рекомендаций Комиссии или даже  решали вопрос без обсуждения на Комиссии, исходя из конъюнктурных политических соображений. Примеры общеизвестны: переименование станции метро «Измайловский парк» в «Партизанскую», появление улицы Кадырова, переименование Большой Коммунистической улицы в улицу Александра Солженицына и т. д. Протесты и выступления местных жителей при этом игнорировались. Таким образом, московские власти нарушали ряд положений того  закона, который они же сами и принимали.

Более того:  с целью  узаконить нарушения закона, Московская городская дума в разное время внесла ряд поправок к Закону 1997 г., исключив в частности положение о том, что топонимы Москвы являются такими же памятниками культуры, как и памятники архитектуры, искусства, литературы, фольклора и т. п.  Ну, а раз не являются культурным достоянием — вывод однозначен: с топонимами можно поступать как угодно.

Конечно, с течением времени стало ясно, что закон 1997 г. нуждается в усовершенствовании. С просьбой подготовить соответствующие предложения председатель Комиссии А. В. Петров обратился к  М. В. Горбаневскому, как к одному из разработчиков закона. Учёный ответственно подошёл к этому делу, потратив на работу не менее трёх месяцев, и подготовил целый научный труд с историографическим обзором и конкретными аргументированными предложениями по усовершенствованию закона № 40–70.

Но судьба этого капитального труда оказалась печальной. Все быстро сменявшиеся за последние четыре года руководители Комиссии и не думали  рассматривать предложения М. В. Горбаневского. В лучших традициях российского чиновничества эти предложения были прочно положены «под сукно».

Теперь о смене руководства. Председателем Комиссии после ухода А. В. Петрова в отставку последовательно назначались:  В. Ю. Виноградов (провёл два или три заседания, затем был назначен префектом СВАО), Л. И. Швецова (провела одно заседание, затем ушла в Госдуму), О. Ю. Голодец (провела одно заседание, в настоящее время заместитель Председателя Правительства РФ по социальным вопросам). Нового председателя Комиссия пока не обрела, есть только исполняющий обязанности, кроме того ответственный секретарь тоже перешёл на другую работу, но и вообще сейчас перерыв в работе до осени.

Между тем с осени 2011 г. и вплоть до настоящего времени москвичей будоражит так называемое «дело Братеева», получившее широкую  огласку. Не  буду подробно говорить об этом, поскольку все перипетии истории скандального переименования строящейся станции метрополитена Братеево  в  Алма-Атинскую  широко  освещались  в  СМИ,  в том числе в блоге

«Братеево_Москва», на сайте фонда «Возвращение» и т. д. Скажу только, что профессионалы-топонимисты (их, кстати, было до сих пор  всего четверо из общего числа 32  членов Комиссии) вместе с членами Топонимической комиссии Русского географического общества обращались к мэру С. С. Собянину с просьбой пересмотреть это решение, затем к учёным присоединились активисты общественного движения за сохранение названия Братеево за станцией метро (было собрано более 6 тыс. подписей жителей Братеева). И вместе, и порознь мы обращались с письмами во все инстанции, в том числе к президенту и премьер-министру РФ. На все наши письма мы получали только одни отписки с уведомлениями, что наше письмо переправлено в Комитет общественных связей (которому Комиссия подчинена и на который мы конкретно и жаловались). Опять же — лучшие традиции  российского чиновничества!

Всё последнее время по поручению О. Ю. Голодец и после её ухода на более высокую должность заседания Комиссии вёл Председатель Комитета общественных связей Александр Васильевич  Чистяков. Он активный сторонник названия Алма-Атинская и последовательно проводил эту линию. Убедить его в правоте братеевцев (про учёных  уж не говорю) было невозможно. Полемика с ним тоже освещалась в блоге  Братеева. Боюсь, что А. В. Чистяков в данном случае вынужден был защищать «честь мундира». Дело в том, что бывший председатель Комиссии Л. И. Швецова лоббировала название Алма-Атинская. Она быстро оформила протокол заседания Комиссии (на заседании 5 октября 2011 г., где звучали возражения топонимистов, голосование не проводилось  и было принято решение отложить вопрос) и сформулировала в протоколе предложение переименовать станцию как решение Комиссии, после чего  документы были представлены  на  подпись мэру.

Вот из-за этих, мягко говоря, махинаций весь сыр-бор и разгорелся. Жители Братеева возмутились, устраивали собрания, пикеты, митинги,  проводившиеся строго в рамках закона; полиции не к чему было придраться (это было, слава Богу, ещё до акций белоленточников, после которых начались обыски, аресты и задержания, взимания огромных штрафов).

К чему я рассказываю всю эту историю?  Во-первых, она поучительна сама по себе и демонстрирует возросшую гражданскую активность в нашем обществе. Людям небезразличны не только права человека в целом, но и такие, казалось бы, частные вопросы, как названия улиц и станций метрополитена, которые, как  выяснилось, тоже важны для самосознания москвичей.

Во-вторых,  хочу объяснить своим друзьям и коллегам, а также жителям Братеева и всем другим заинтересованным  людям, которым небезразлична топонимия Москвы и работа вышеупомянутой Комиссии, почему я приняла решение выйти из состава этой Комиссии. Отсюда это открытое письмо.

В комментариях к блогу «Братеево_Москва» я как-то прочла приблизительно такую реплику: «Что там эти учёные в комиссии делают? Такое впечатление, что там работают одни дураки».

На «дураков» я не обиделась. Дураки и юродивые всегда пользовались большим почётом на Руси. Иванушка-дурачок — любимый герой русского фольклора, к тому же он всегда оказывается самым умным: добывает  волшебные вещи, побеждает всех врагов,  женится на красавице-царевне и т. д.

Но мне не хочется, чтобы без моего ведома и от моего имени Правительство Москвы принимало неправедные решения, перекраивая по своей прихоти или в связи с «государственными интересами» (например из боязни дипломатического скандала) историческую топонимию Москвы. Я не хочу разделять с Правительством Москвы ответственность за эти действия. И я против того, чтобы названия улиц или станций метро подчинялись политическим соображениям, а не определялись историей и географией.

Есть такая  пословица, известная даже иностранцам: «Русские долго запрягают, но быстро едут». Видимо, я из таких. Двадцать лет  работала в Комиссии и надеялась, что всё же, несмотря на определённые издержки и досадные неправедности, идущие помимо нас, приношу некоторую пользу обществу (моё поколение было воспитано именно в таком духе: нужно приносить пользу обществу!). А подтолкнул меня к долго созревавшему решению уйти  из Комиссии  никто иной, как Председатель Комитета общественных связей А. В. Чистяков, которому я даже за это благодарна.

Александр Васильевич Чистяков — заслуженный человек, боевой офицер, участник войны в Афганистане. Он рассказывал, что выступал и в качестве переговорщика с душманами. У него, действительно, есть дипломатические способности, если даже с душманами умел договариваться. Дипломатические способности он проявил и на наших заседаниях, говорил с нами мягко, терпеливо, как с неразумными детьми, не понимающими государственных интересов, не выходил из себя и не повышал голоса. Однако, после неудачных попыток образумить братеевцев, которые слишком эмоционально  спорили  с  ним  и  стояли на своём,  наш руководитель провёл   5 мая с.г. заключительное заседание по вопросу Братеева.

Это заседание проходило в мини-составе: на чашку кофе в тёплой дружественной атмосфере были приглашены всего пять человек из Комиссии — три филолога и два историка; присутствовали также два заместителя А. В. Разговор вёлся непринуждённый и доброжелательный, но все наши попытки приступить к обсуждению проблемы Братеева  А.В. мягко отклонял. Мы совершенно бесплодно провели  два с половиной часа, но я уловила главное: в какой-то момент, между прочим, вскользь, глядя в сторону,  Александр Васильевич обронил: «Насколько я знаю Сергея Семёновича Собянина, он никогда не отменяет своих решений…».

Этого мне было достаточно. Я  наконец услышала пусть и косвенный, но откровенный ответ на все наши (и братеевцев) надежды, просьбы и требования. Отсюда — моя признательность Александру Васильевичу Чистякову.

Значит, бесполезно чего-нибудь добиваться? Полная безнадёжность?

Помните у Эдгара По:  «Каркнул ворон: Nevermore»?

И  решение было принято: хватит запрягать — поеду. Буду стараться приносить пользу обществу в какой-нибудь другой форме. Не в Комиссии при мэрии.

Если же на моё место пригласят кого-нибудь другого, я желаю ему успеха. Флаг в руку! Древние римляне говорили:  Feci quod potui, faciant meliora potentes. То есть:   «Я сделал то, что мог, пусть другие, кто сможет, сделают лучше».

26.06.2012 г.

Р. А. Агеева

СПРАВКА ОБ АВТОРЕ: Агеева Руфь Александровна. Кандидат филологических наук. С 1992 г. по май 2012 г. член Городской межведомственной комиссии по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов г. Москвы. Заместитель председателя Топонимической комиссии Московского отделения Русского географического общества. Член Международного совета по ономастическим наукам (ICOS).

Соавтор словарей:  Улицы Москвы: Старые и новые названия: Топонимический словарь-справочник. М.: Изд. центр «Наука, техника, образование», 2003. — 336 с.; Имена московских улиц: Топонимический словарь. М.: ОГИ, 2007. — 608 с.

Автор книг:  Происхождение имён рек и озёр. М.: Наука, 1985. — 144 с.; Гидронимия Русского Северо-Запада как источник культурно-исторической информации. М.: Наука, 1989.— 256 с.; 2-е изд. М.: Едиториал УРСС, 2004. —256 с.; Страны и народы: Происхождение названий. М.: Наука, 1990. — 256 с.; 2-е изд. М.: Армада-пресс, 2002. — 320 с.; Какого мы роду-племени? Народы России: имена и судьбы. Словарь-справочник. М.: Academia, 2000. — 424 с.; и др.

E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

НАШ КОММЕНТАРИЙ:

В русском языке существует замечательное выражение «человек с большой буквы». Так говорят о том, к кому испытывают огромное уважение. Про учёного, являющегося для коллег образцом, говорят «учёный с большой буквы». Словом, выражение воспринимается как исключительно положительная характеристика. Так уж повелось.

Но в последние годы все мы наблюдаем появление особого типа людей, о которых можно выразиться схожим образом – «чиновник с большой буквы». Но впечатление, которое вызывает этот анекдотический класс российского служащего люда, крайне отрицательное. Всё больше становится именно Чиновников: лиц, приходящих во властные структуры не затем, чтобы заниматься делом, а «разруливать» и «продвигать», то, что указывают Чиновники рангом повыше.

Ярче всего это проявляется в том, что мнение своё они высказывают лишь после того, как узнают мнение вышестоящего Ч.

Бывают и недоразумения, впрочем, легко ими забываемые.

Напомню. В начале текущего года мэр Москвы, реагируя на «проблему Братеева», заявил было, что названия станциям следует давать такие, какими их хотят видеть сами москвичи. Ан нет, оказывается, мэр передумал. Любопытно было бы узнать, по какой причине.

А между тем, и ему, и предыдущему московскому градоначальнику в спорных ситуациях достаточно было дать распоряжение своим подчинённым следовать букве действующего в Москве закона, которые регламентирует процедуру присвоения названий и их изменения.

Но оба они предпочли «прислушаться» к указаниям Чиновников с ещё большей буквы. Проигнорировав закон, который обязаны luzhkov-i-sobianinисполнять, являясь главами исполнительной власти.

Итак. И без того дышавшую в последние годы на ладан Городскую межведомственную комиссию по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов города Москвы покидает Человек, отдавший работе в ней 20 лет жизни, и Учёный, приложивший огромные усилия для того, чтобы московская топонимия обрела, наконец, достойный вид, чтобы с карты Москвы исчезли жутковато-незатейливые названия «имени …надцатого съезда КПСС» и прочие монстры топонимического агитпропа.

Все, кто знаком с Руфью Александровной Агеевой, согласятся, что терпение и толерантность – одни из её главных принципов общения. Главные, но не безграничные. И если даже она решила, что сотрудничество с Ч. стало бессмысленным, значит, так оно и есть.

Может сложиться впечатление, что Чиновник одержал победу. Но это впечатление обманчивое.

Её уход из Комиссии нельзя назвать ни поражением, ни даже отступлением. Это скорее уход со сцены, на которую приглашали серьёзных людей для обсуждения сценария серьёзной пьесы, но попытались втянуть приглашённых в пошлый водевиль. А учёные для этого не годятся. Школу клоунады им не преподавали.

Поэтому её решение в такой ситуации единственно правильное.

Существование ТАКОЙ комиссии бессмысленно.


Что дальше?

Режиссёры явно перезрели. Без участия топонимистов Комиссия вполне сможет не только ломать комедию, но и «замахнуться на Уильяма нашего Шекспира». Например, проектируемый у Кремля парк назвать в честь кого-то из «выдающихся» деятелей современной России. Это будет забавно.

Желательно, чтобы московское правительство не надумало начать какую-нибудь перестройку. Действовать теперь необходимо радикальнее.

Как говорит молодёжь, в такой ситуации нужно «выключить и включить заново». Или, если несколько подробнее:

1. нынешнюю Комиссию распустить;

2. создавая новую (дав ей заодно и человеческое название, например, «Топонимическая комиссия при правительстве Москвы»), попытаться вернуть в неё учёных (для того, чтобы возобновить работу над совершенствованием закона);

3. реально вернуть Комиссии положенные ей по закону полномочия;

4. и (главное!) ни при каких условиях этот закон более не нарушать.

Сумеют ли?

Поживём, увидим. Времена интересные.

И быстро меняются.

Директор ИИЦ «История фамилии»,

член Топонимической комиссии Московского центра Русского географического общества

В. О. Максимов.

ФОТО ДНЯ:

v_platonov_za_rabotoj

Председатель Мосгордумы В. М. Платонов изучает предложения Председателя Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам М. В. Горбаневского по усовершенствованию закона «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена города Москвы».

 

ВНИМАНИЕ!

Для оперативного получения заказа в городах, в которых отсутствуют наши представители,  заказывайте Электронные варианты Фамильных Дипломов. Такой заказ может быть выполнен в течение одного рабочего дня.

История фамилий - подарок на свадьбу

По секрету...

Топором не вырубишь...

Научно-популярная газета «Мир имён и названий»

Поиск по сайту

Регистрация


История фамилии

              

Нужны цены на футболки? В магазине Мир футболки яркие футболки цены выгодние
Free business joomla templates
История фамилии © 1996-2017.

111
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100